Ситуация в промышленности Южного Зауралья была не менее тяжелой, чем в сельском хозяйстве, тем более местная промышленность напрямую зависела именно от сельского хозяйства, была направлена на переработку его продукции.

В начале 1920-х годов большинство предприятий были заброшены, бездействовали или работали нерегулярно. Например, из имевшихся в Шадринском уезде 1809 кустарных промышленных заведений в 1920 году действовали только 338; в Курганском уезде, по данным на 1922 год, бездействовали до 80% государственных предприятий.

В сфере промышленного производства новая экономическая политика предполагала частичную децентрализацию предприятий, перевод их на хозрасчёт или самоокупаемость (предприятия самостоятельно решали вопросы обеспечения производства сырьём, вопросы сбыта продукции и др.), передачу заводов в аренду, ликвидацию уравниловки в зарплате рабочих. Изменилась система управления – в 1923 году были созданы промышленные комбинаты, в том числе Курганский и Шадринский.

Введение названных мер, безусловно, положительно повлияло на местную промышленность, но не сразу и не без трудностей. Из-за нехватки средств, изношенности оборудования, перебоев со снабжением, сырьём, электроэнергией предприятия восстанавливались медленно. Так, промышленность Шадринского уезда в 1922-1923 годах давала лишь половину продукции довоенного времени.

Один из первых результатов нэпа – это восстановление промышленных предприятий, возникших в регионе ещё в досоветское время. Так, в начале 1920-х годов был механизирован один из крупных заводов Курганского уезда – Консервный. В годы нэпа его продукция – копчёности, консервы, посуда, жестяные изделия – поставлялась в крупные города страны, жестяные банки отправлялись в Лондон. Был произведён ремонт пивоваренного завода, и в декабре 1923 года он заработал. Во второй половине 1920-х годов стабилизировалась работа другого крупного предприятия – машиностроительного завода (раньше принадлежал купцам Балакшиным), или «Турбинки». Всего в 1924 году в Курганском уезде насчитывалось 32 промышленных предприятия. Из них мукомольных 17, пивоваренных 1, мясоконсервных, салотопенных и мыловаренных 3, кожевенных и пимокатных 2, лесопильных 2, машиностроительных 5, химическая промышленность была представлена 2 предприятиями. Курганская беконная фабрика была единственной не только на Урале, но и в Сибири.

Наращивала производство Шадринская прядильно-ткацкая фабрика «Красный Октябрь» (раньше принадлежала братьям Бутаковым). Такие крупные предприятия одновременно выполняли важные социальные функции. Здесь были свои ясли, фельдшерский пункт, кружок обучения неграмотных, политический, драматический, спортивный кружки. Кроме фабрики «Красный Октябрь» в середине 1920-х годов в Шадринске работали пимокатный завод, два фруктовых, пивоваренный, винный, клееваренный, колбасный заводы и несколько других предприятий. Активизации промышленного производства в крае способствовала электрификация: в Кургане и Шадринске заработали местные электростанции.

Поступательному развитию промышленности мешали низкий уровень производительности труда и качества товаров, высокая себестоимость продукции, бесхозяйственность, проблемы с трудовой дисциплиной – всё это преодолевалось довольно медленно.

Не менее сложным за годы войны стало положение в молочной промышленности: маслозаводам не хватало элементарного технического оборудования, здания и инвентарь требовали капитального ремонта. Например, даже в 1928 году только на 6 из 167 работающих маслозаводов Курганского округа производство масла было механизировано, применялась пастеризация молока, позволяющая производить качественное масло. Именно низкое качество подавляющего объёма производимого масла снижало его конкурентоспособность, спрос на него на мировых рынках падал. Заготовительные и кредитные организации помогали местному маслоделию в поставках техники, возрождали конкурсы по производству качественного масла, проводили курсы по подготовке маслоделов, строили образцовые паровые маслозаводы.

Особое место в структуре экономики края занимала кустарная промышленность. Это были кожевенники, овчинники, пимокаты, бондари, плотники, гончары, кирпичники, печеклады, портные, кузнецы и др. Кустари работали не только в сельской местности, но и в городах, удовлетворяя самые разнообразные повседневные потребности населения. Так, непосредственно в Кургане в середине 1920-х годов насчитывалось 167 кустарей, к которым кроме портных, кузнецов, сапожников, колбасников и прочих относились один фотограф, два живописца и восемь шапошников. В Шадринске в это время было зафиксировано 526 кустарей самых разных профессий. Например, бондари, кожевенники, плетельщики коробов, гончары, кондитеры, овчинники. Наиболее значительным здесь был пимокатный промысел.

Несмотря на постепенное восстановление промышленности, предложение труда в регионе значительно превышало спрос, что стало одной из причин безработицы. Местные предприятия нуждались, прежде всего, в квалифицированных рабочих – металлистах, строителях, мастерах-маслоделах. Однако основная масса рабочих квалификации не имела. На 1 июля 1923 года в Шадринске насчитывалось 577 безработных (мужчин – 354, женщин – 223). Эти цифры постоянно менялись. В Кургане осенью 1924 года безработных было 998 человек, почти через два года – летом 1926 года – на Курганской бирже труда числилось уже 1450 человек (из них 657 мужчин, 710 женщин и 83 подростка). С безработицей не удалось справиться к концу десятилетия. Так, на 1 октября 1928 года в Шадринске насчитывалось 1342 безработных.

Тем, кому удалось найти работу, довольствовались заработной платой, уровень которой был ниже довоенного. Условия труда были вполне типичными для своего времени: нехватка технического оборудования, антисанитария. Отсюда распространённость несчастных случаев, особенно на предприятиях деревообрабатывающей и пищевой промышленности, а также высокий уровень заболеваний и смертности среди рабочих. Например, в результате обследования в 1925 году состояния здоровья рабочих пимокатного завода г. Шадринска оказалось, что заболеваемость среди них в среднем в три раза превышала заболеваемость по округу.

Программа новой экономической политики подразумевала оживление торговой деятельности. Исчезнувшие в годы «военного коммунизма» базары и ярмарки в начале 1920-х годов вновь стали частью повседневной жизни.

В апреле 1925 года торговцы Кургана на своём собрании приветствовали решение Советского правительства о привлечении частного капитала в торговый оборот страны, так как государственная торговля не удовлетворяла всех потребностей населения. Несмотря на возобновление частной торговли, в Курганском округе преобладала кооперативная торговля и по числу торговых предприятий, и по удельному весу в общем товарообороте.

Местные базары (или торжки) работали в лучшем случае два дня в неделю, а в основном один день. Главную роль играла ярмарочная торговля, которая была сезонной. Так, в середине рассматриваемого десятилетия в Кургане действовали октябрьская, декабрьская, мартовская, июньская ярмарки. В Шадринске в ноябре открывалась Михайловская ярмарка, но более значительной, имевшей окружное значение была Июльская (бывшая Петропавловская), длившаяся две недели. На местных ярмарках продавали в основном сельскохозяйственную продукцию: скот, кожи, масло, мясо, пушнину. Промышленных товаров – мануфактурных, бакалейных, галантерейных – напротив, не хватало, они ввозились в Южное Зауралье из других регионов.

В 1920-е годы наблюдался рост экспорта сельхозпродуктов, хотя в 1925 году в Курганском округе он составил лишь 37% довоенного уровня. Традиционным рынком сбыта сибирского масла, как и до революции, оставался английский. Также местное масло вывозилось в Германию, Данию, США и другие страны. В целом с 1923 года объём товарооборота в регионе неуклонно увеличивался, что отражало процессы оздоровления хозяйственной жизни и развития мощности экономики края.

Большую роль в стабилизации хозяйственной жизни сыграла финансовая политика государства, в частности, кредитная. С 1923 года местные отделения Госбанка начинают активное кредитование кооперации, торговых и промышленных предприятий. Появляются акционерные банки, например, Промбанк и Сельхозбанк, региональные отделения которых курировали оказание финансовой поддержки «своих» отраслей экономики.


Благодаря комплексу мероприятий в рамках новой экономической политики, несмотря на сложнейшую экономическую и социально-политическую обстановку, в которой находилась страна после Гражданской войны, разрушенное хозяйство было восстановлено. Середина 
1920-х годов стала одним из самых благополучных и стабильных периодов в истории страны в целом и Южного Зауралья в частности.

...