Восстание Е.И. Пугачева, переросшее сразу после своего начала в крупномасштабную гражданскую войну, являлось широким движением самых различных групп населения России, недовольных политикой правительства в сфере централизации страны, модернизации и сужения прав большинства населения в угоду дворянству. В антиправительственном движении участвовали казаки Яика и Оренбургской линии, приписные крестьяне заводов Урала, нерусские народы Урала и Поволжья, крепостные и государственные крестьяне.

В Южном Зауралье восстали основные группы населения – исетские казаки, башкиры, ичкинские татары и государственные крестьяне.

В 1736 г. указом Анны Иоанновны было образовано Исетское казачье войско из желающих служить в казаках крестьян Южного Зауралья. В 1748 г. Исетское войско вошло в состав Оренбургского нерегулярного войска, заняв там первое место по числу казаков. В 1755 г., в крепостях Исетской провинции находились 1380 казаков, в том числе 6 есаулов, 6 сотников, 6 хорунжих и 6 писарей и Войсковая изба с войсковым атаманом, войсковым писарем и войсковым хорунжим.

К 1762 г. в Исетской провинции находились 1476 исетских казаков, размещавшихся гарнизонами в 8 крепостях Исетской линии. В каждой крепости был атаман, старшина, есаул, сотник, хорунжий, писарь – административное начальство, осуществлявшее правление казаками. Положение атамана войска было достаточно неустойчивым, зависимым как от военных властей Исетской провинции и Оренбургской губернии, так и от атамана Оренбургского войска. Это вполне проявилось в службе назначенного атаманом исетских казаков, депутата Уложенной комиссии, сотника Тимофея Падурова.

Восстание, начавшись в сентябре 1773 г. на реке Яик, пришло в наш край в декабре-январе 1773-1774 гг.

В 1773 исетские казаки стали главной силой восстания в Южном Зауралье. В сентябре 1773 г. под Татищевской крепостью на сторону Е.И. Пугачева перешел отряд из 150 исетских казаков во главе с атаманом Тимофеем Падуровым, командированный летом 1773 г. на Оренбургскую линию. В декабре 1773 г., когда повстанческий отряд Грязнова вошел в Исетскую провинцию, ее воевода Веревкин сообщал генералу Деколонгу, командиру войск Сибирской губернии, что не меньше восстания башкир он опасается и «колеблющегося в верности всего народа, а особливо казаков Исетской провинции». Опасения воеводы подтвердились очень скоро, на сторону восставших перешли казаки Чебаркульской, Коельской, Уйской, Миасской, Эткульской, Кичигиной, Санарской, Еманжелинской крепостей, а также подавляющее большинство казаков Челябинской крепости, что и предопределило победу восстания в Исетской провинции.

В декабре 1773 г. пугачевский атаман Иван Грязнов занял заводы на Южном Урале, а в январе 1774 г. подошел к Челябинску – центру Исетской провинции. В ней тогда проживало 54 тысячи русских и 11 тысяч башкир; всего 65 тысяч жителей мужского пола.

Все башкиры быстро перешли на сторону И. Грязнова. 5 января 1774 г. 200 исетских казаков подняли восстание в г. Челябинске и арестовали воеводу. Только благодаря их просчетам отряду из 60 солдат подпоручика Пушкарева удалось освободить воеводу и выгнать повстанцев из города. Воевода Веревкин не обманывался относительно этой победы. В рапорте генерал-поручику Деколонгу он просил срочно выслать войска, сообщая, что может рассчитывать лишь на купцов, чиновников, рекрутов и артиллерийскую команду – всего несколько сот человек.

Правительственные силы (около тысячи человек) с Деколонгом во главе вошли в г. Челябинск, но разбить многотысячную армию И. Грязнова не могли. 8 февраля Деколонг ушел из Челябинска в Шадринск. Контроль над Исетской провинцией после сдачи Челябинска был потерян.

Восстало много деревень в Исетском, Шадринском и Окуневском уездах, рабочие Боровлянского, Ертарского и Буткинского заводов. По провинции разъезжали повстанцы, приводя крестьян к присяге Е.И. Пугачеву, выдававшему себя за императора Петра III.

Большинство казачьих крепостей Исетской провинции тоже восстали. К середине февраля крестьяне заняли и Куртамышский острог, а за ним и весь уезд. 11 февраля 3-тысячный отряд есаула Пестерева осадил Далматов монастырь. Только к концу февраля 1774 г. в Шадринске соединились три легкие полевые команды Деколонга и две – майора Жолобова из Тобольска (в одной команде по штату числилось 450 человек). Отсюда регулярные части перешли в наступление.

9 марта 1774 г. под Уксянской слободой произошел бой между объединенными силами повстанцев (около 7 тысяч) и войсками Деколонга. Восставшие потерпели поражение, потеряв тысячу убитых и всю свою артиллерию. После разгрома главных сил в Исетской провинции Деколонг из Шадринска направил отряды для разгрома мелких отрядов пугачевцев.

14 марта правительственный отряд освободил от осады Далматов монастырь. К апрелю 1774 г. у повстанцев в руках остался лишь Челябинск и некоторые исетские крепости. Отсюда их вытеснили отряды генерала А.И. Бибикова.

Восстание в восточной части Южного Зауралья – слободах Курганской, Утятской, Белозерской, Иковской и других Ялуторовского уезда было тесно связано с восстанием в Исетской провинции. В феврале 1774 г. из армии Е.И. Пугачева пришли в Утятскую слободу крестьяне Андрей Тюленев и Яков Кудрявцев, сосланные за «прежнее волнение». Они привезли манифест «Петра III» – Е.И. Пугачева.

После этого зажиточный крестьянин слободы С. Новгородов и отставной солдат Ф. Завьялов возглавили подготовку восстания. С целью предотвратить возмущение в Ялуторовский уезд из Тобольска послали роту, солдат и собрали из крестьян местных слобод около 2000 выписных казаков, пообещав им выплатить жалование.

Капитан Смольянинов с ротой занял Иковскую слободу. С. Новгородов и Ф. Завьялов бежали в Исетскую провинцию. Но подготовка восстания продолжалась. Из Челябинска привезли новый манифест восставших. Крестьяне тайно договаривались о выступлении.

Решительный момент наступил тогда, когда из Челябинска по просьбе утятских крестьян прибыл отряд из 300 башкир, ичкинских татар и крестьян есаула Ивана Алферовича Иликаева. В Утятской и Курганской слободах к нему присоединились сотни крестьян. В Иковской слободе 1500 крестьян по сигналу окружили роту Смольянинова и пленили ее.

В феврале 1774 г. на сторону восставших перешли 11 из 12 слобод Ялуторовского дистрикта – большинство слобод нашего края и их деревни. Узнав о восстании Ялуторовского дистрикта, Деколонг приказал 13-й полевой команде майора Эртмана подавить его.

6 марта эта команда встретилась под Усть-Суерской слободой с 3-тысячным отрядом атамана Ковалевского. Подавив повстанцев артиллерией, Эртман послал им в тыл группу лыжников, а потом атаковал с фронта основными силами. Восставшие бежали, оставив на поле боя 600 убитых.

2 тысячи повстанцев сосредоточились у Курганской слободы. По просьбе Новгородова сюда подошел и 3-тысячный отряд есаула Иликаева. Вожаки восстания решили, разгромив в Иковской слободе Эртмана, идти к Тобольску, овладеть центром Сибири.

Отряды повстанцев подошли к Иковской слободе 19 марта. Майор Эртман вывел полевую команду в поле, но под мощным пушечным огнем и наступлением восставших, стремившихся окружить небольшую команду и подавить ее сопротивление 10-кратным численным превосходством, отошел к укреплениям слободы под защиту своих батарей.

Перестрелка из пушек и ружей продолжалась до ночи. Восставшие полностью окружили Эртмана в слободе. Однако 20 марта к нему пробрался отряд майора Фадеева с полевой командой. Повстанцы укрепились в одной версте от слободы на Крутоярском протоке, поставив там 5 пушек, и, соорудив снежный вал, облили водой, превратив его в подобие укрепления.

21 марта правительственный отряд совершил вылазку с целью захвата Крутоярского протока, но, не выдержав обстрела из пушек и ружей, повернул назад. Только 22 марта Эртман повторной атакой занял укрепление повстанцев, захватив 3 пушки. После потери артиллерии восставшие отошли к Курганской слободе, потеряв 700 человек убитыми и 52 – пленными.

С. Новгородов пытался собрать силы восставших здесь для организации отпора Эртману, но есаул И. Иликаев со своим отрядом направился в Оренбургскую губернию. Новгородов для его удержания начал перестрелку из ружей. Иликаев, отстреливаясь, «вовсе ушел».

После ухода наиболее подготовленных к военным действиям казаков и башкир крестьяне начали расходиться по домам. Первыми покинули отряд крестьяне Куртамышского уезда, потом – Утятской, Лебяжьевской и Белозерской слобод.

С. Новгородов попытался скрыться в дальней деревне, в пашенной своей избе. 3 апреля его нашли, арестовали и сослали на каторгу в Рогервик (ныне г. Палдиски в Эстонии).

Команды Эртмана и Фадеева заняли слободы, наказали участников движения. Сотни людей были биты плетьми; 16 зачинщиков отправлены на каторгу.

В это время восстание охватило еще несколько районов Сибири, пограничных с Исетской провинцией и уральскими заводами – главными рассадниками движения на востоке России. Но широкого антиправительственного фронта борьбы в Сибири не получилось. Здесь не было таких острых противоречий, как в закрепощенном центре, заводском, с десятками тысяч приписных крестьян Урала. Не существовало здесь и такого правительственного давления на все стороны народной жизни, как в недавно созданной Исетской провинции, а также в слободах по среднему течению Тобола, обслуживавших, соответственно, Оренбургскую и Ново-Ишимскую линии.

Поэтому большинство крестьянства Сибири достаточно спокойно отнеслось к восстанию. Не поддержали его и многочисленные народы Сибири. А сибирские города даже активно встали на сторону правительственных войск.

Жители Ирбитской слободы (место проведения крупнейшей в Сибири ярмарки) даже сами создали вооруженный отряд, отбили слободу от восставших. Затем перешли в наступление, сражаясь с повстанцами Зауралья.

В Тюмени, Ялуторовске, Тобольске и других городах власти в условиях крайней нехватки войск мобилизовали в отряды сотни ремесленников, ямщиков, крестьян. Они отбросили восставших от городов Сибири. Втянутые в товарно-денежные отношения, имеющие большие привилегии, эти группы населения поддержали власть в Сибири. Ей удалось использовать и военные силы с Сибирской линии.

Если на Оренбургской линии массы казачества перешли на сторону Е.И. Пугачева, то, наоборот, полевые команды Ново-Ишимской линии подавили выступления крестьян, башкир, казаков в Южном Зауралье. К маю 1774 г. правительственная власть в нашем крае была восстановлена. Междоусобную войну в России использовали кочевники. В 1774 г. они угнали в степь 1380 человек. Тысячи крестьян и башкир погибли в боях.

Но восстания крестьян, казаков, нерусских народов не были бесплодными. Они показали правительству ту грань, дальше которой вести политику за счет народа было уже нельзя.

Крепостное право, достигшее своего расцвета во время царствования Екатерины II, уже в правление ее сына Павла I и внуков Александра I и Николая I ограничивается целым рядов указов. Александр II, побуждая дворян отменить его вовсе, будет пугать их новой пугачевщиной: «Лучше отменить крепостное право сверху, чем ждать его отмены снизу».

После подавления восстания Е.И. Пугачева правительство освободило крестьян от многих обязанностей по обслуживанию военных линий, бывших причиной участия в движении зауральских крестьян. Урегулированными оказались и национальные проблемы края созданием в 1798 г. башкирского войска по типу казачьего. Члены его имели ряд привилегий. Улучшилось за счет торговли, промыслов, скотоводства положение и русского казачества. Все эти меры обеспечили почти 7 десятилетий мирного развития края, подъем благосостояния его жителей.

...