Мы привыкли к тому, что, занимаясь историей, отвечаем на вопросы: что и когда произошло. Но не менее важным является вопрос «где?», особенно для истории родного края, так как понятие малой родины, или родного края, многозначно. Для кого-то это его родной город, село или деревня, а для кого-то – двор, улица, район или область. Обычно краеведческие работы посвящены отдельным населенным пунктам или административно-территориальным образованиям. В нашем случае это Курганская область, которая образовалась лишь в 1943 г. До революции её территория входила в состав трех губерний – Пермской, Тобольской и Оренбургской, а до этого, в XVII в. – в состав Тобольского и Верхотурского уездов. До включения в пределы Русского государства земли современной Курганской области находились в составе Сибирского и Тюменского ханств. Все это довольно наглядно показывает условность и даже произвольность административных и политических границ. Каковы же объективные границы нашего родного края? Для ответа на этот вопрос необходимо определить роль пространственных рамок в исторических исследованиях.

Традиционно большинство исторических исследований были посвящены возникновению и развитию государств, таких как Россия, а отдельные регионы рассматривались лишь в связи с историей таких государств. Применительно к нашей стране при выделении исторических регионов возникает большое затруднение, которое связано с отсутствием выраженных исторических провинций, таких как Бургундия во Франции или Тоскана в Италии. Кроме того, имеющиеся административные образования (уезды, провинции, губернии и т.п.) изменялись очень часто, особенно в XVIII веке. Как совершенно справедливо отмечает известный российский географ и культуролог Д.Н. Замятин, «сама специфика освоения пространств России привела к слабой структурированности ее регионов и неоднозначности различного рода геоэкономических границ». Именно вследствие этого в отечественной традиции принято оперировать такими размытыми понятиями, как Зауралье, Забайкалье и т.п. Поэтому оказывается легче выявить основное ядро региона, чем определить его конкретные границы. Большая часть российских историко-географических областей осознаются как ярко выраженные ядра с весьма расплывчатой периферией – Прикамье, Приобье, Приамурье, Поволжье (территории вдоль соответствующих рек); Предуралье, Забайкалье, Зауралье, Приморье (территории, прилегающие к горам или крупным водным объектам) и т.п. Однако определить границы перечисленных территорий достаточно сложно. Применительно к нашему региону возникают вопросы, где, например, заканчивается Зауралье и начинается Западная Сибирь, в чем разница между Зауральем и Западной Сибирью?

В этой связи весьма любопытна и поучительна история ойконима «Зауралье». Сам термин начинает устойчиво употребляться с первой половины XIX века и первоначально обозначал восточные сельскохозяйственные уезды Пермской губернии (Шадринский, Камышловский и др.), в каком-то смысле выступая пространственно-смысловой оппозицией территории горнозаводского Урала. Однако ни в это время, ни значительно позже (на рубеже XIX-XX вв., в первой половине ХХ в.) он широкого распространения не получил. С большим трудом этот ойконим можно найти в литературе того времени. Своеобразный ренессанс произошел во второй половине ХХ в. «Зауралье» оказалось «присвоено» Курганской областью, возникшей в 1943 г. Еще в советское время главная областная газета получила название «Советское Зауралье», так же называлось и ведущее издательство. На рубеже 1950-60-х гг. курганский историк А.А. Кондрашенков вводит термин «Зауралье» в научные исторические работы. В новейшее время производные от этого наименования стали возникать повсеместно, приобретая институциональный статус. Главная информационная программа «Вести Зауралья», газеты «Зауралье», «Зауральский курьер», издательство «Зауралье», Зауральский отдел Русского географического общества, курганский ЦУМ был переименован в «Зауральский торговый дом», многочисленные коммерческие организации – банк «Зауральский бизнес», «Зауралинвест» и т.д.

С 1990-х гг. курганские историки начали целую серию исследований, в которых «Южное Зауралье» и «Зауралье» стали основными территориальными единицами научных изысканий. Это связано с общероссийской тенденцией интереса к своему краю. В некоторых субъектах федерации эти умонастроения приобретали специфический вид поиска, а затем и символического присвоения дополнительного наименования, имевшего глубокие исторические корни, что и приводило к его институализации. Нечто похожее произошло с еще одним регионом – Ханты-Мансийским автономным округом. Он имеет второе, практически официальное наименование – Югра. Однако с исторической точки зрения не меньше прав на это имеют и Ямало-Ненецкий АО, и территории Предуралья.

Сегодня в массовом сознании «Зауралье» практически совпадает с Курганской областью, территориальное содержание историко-географического района (региона) в данном случае тождественно административно-территориальной единице. В научных работах, конечно, такого отождествления не происходило. В большинстве случаев территория региона описывалась как частично или в основном совпадающая с границами современной Курганской области. Но именно в этом постоянном упоминании границ современной области в исследованиях, посвященных истории XVII – начала XX в., когда этой административной единицы и в помине не было, ярко проявляется обратное воздействие массового сознания на научное. Современные территориальные рамки «опрокидываются» в прошлое, когда их не существовало, что создает сложно преодолимый соблазн подбора «нужного» фактического материала. Это своеобразный ретроспективный презентизм. Ведь если сегодня существует область с конкретными границами, то должно что-то быть в прошлом, что являлось некоторым прообразом или истоками ее современного состояния.

Все вышесказанное, конечно же, не исключает возможности использовать современные административно-территориальные образования, такие как область или район. Необходимо только иметь в виду, что современные границы зачастую не совпадают границами предшествующих административных единиц.

Определить конкретное пространственное содержание и территориальные рамки ойконима «Зауралье» довольно сложно, что связано с его изначальной семантической неопределенностью. В буквальном смысле это все, что находится за Уралом. Кстати, отметим в этом примере словообразования элемент русского исторического самосознания, а именно представление об основной пространственной направленности роста территории Российского государства с запада на восток. Это своеобразный «русскоцентризм», в конечном итоге выступающий как часть «европоцентризма».

Тем не менее, сложилось представление о Зауралье как территории, непосредственно прилегающей с востока к Уральским горам. Если западная граница этой территории и в меньшей степени южная достаточно легко локализуются, то северная и восточная остаются неопределенными. В исторических исследованиях, сделанных в рамках традиционных для отечественной историографии подходов, эту проблему не удалось разрешить. Поэтому в качестве критериев выделения изучаемой территории должны выступать более устойчивые признаки, имеющие под собой и более объективные основания. Наибольшей объективностью и устойчивостью в этом случае может обладать природно-географический критерий в сочетании с основными социально-экономическими характеристиками данной территории как результата адаптации людей к конкретной природной среде. Исходя из этого, под Зауральем мы понимаем исторически сложившийся первым земледельческий район Сибири, названный В.И. Шунковым Верхотурско-Тобольским. Однако, на наш взгляд, этот историк неоправданно расширил его границы, включив в его состав комплексы поселений в низовьях Тавды, Вагая и Иртыша, пространственно отделенных от основной массы компактного размещения земледельческих слобод, расположенных в среднем и нижнем течении левых притоков речной системы Тобола – Исети, Пышмы, Ницы и Туры. Именно эти слободы играли важную роль в хлебном и другом ресурсном обеспечении территорий Урало-Сибирского региона в течение XVII-XVIII вв. Отметим также, что применительно к XVIII-XIX вв. термин «Верхотурско-Тобольский» практически не применяется исследователями, что свидетельствует о существенной ограниченности этого ойконима. Поэтому термин «Зауралье» более предпочтителен для наименования указанной территории, в том числе и с целью избежать совмещения его с термином В.И. Шункова. Таким образом, под Зауральем мы понимаем территорию, ограниченную с севера рекой Турой, с юга – рекой Уй, с востока – Средним Притобольем, с запада – средним течением рек Пышма, Ница, Нейва, Исеть.

В исторической литературе и в данном пособии используется также термин «Южное Зауралье» как своеобразный компромисс между использованием ойконима Зауралье и Курганской областью. Он подразумевает территорию Приисетья, Притоболья и Миасско-Уйского междуречья, т.е. практически совпадает с границами Курганской области.

Неопределенность, условность и даже идеологическое содержание указанных выше историко-географических терминов заставило авторов пособия также использовать более нейтральный термин – «юго-западная Сибирь». Это оправдано, тем более для разных периодов, разделенных между собой столетиями и даже тысячелетиями. В этих условиях сложно найти единственный и неизменный историко-географический термин. Поэтому авторы посчитали возможным одновременное использование в одном издании трех разных ойконимов – Зауралье, Южное Зауралье, Юго-западная Сибирь в отношении Курганской области.

...
Ольга
2018-03-02 18:40:14
Хочется выразить слова благодарности за этот замечательный проект! Не ожидала найти настолько полные и исчерпывающие сведения об истории нашего региона, собранные на одном ресурсе. Невероятно удобно!!! Спасибо за ваш труд.
workdao
2018-03-02 20:35:31
Сайт еще в работе - мы еще картинки не выложили даже :)