Население городов различалось по сословной принадлежности. Наибольшими привилегиями обладали представители немногочисленного дворянского сословия. Дворянство было потомственное и личное. В Азиатской России почти не было помещичьих имений, поэтому в городах Зауралья дворяне не были первыми богачами. Они вынужденно жили на жалованье или выслуженную пенсию. Привилегиями обладали также купечество и духовенство. И на них не распространялась тяжелая рекрутская повинность. Принадлежность к духовному званию фактически передавалась по наследству. Включение в состав купечества зависело от финансовых возможностей. Если не хватало средств на ежегодный выкуп гильдейского свидетельства, купец вместе со своим семейством опускался в мещанское сословие. Мещане относились к податным сословиям и составляли большинство городского населения. Многие из мещан были выходцами из местных либо приезжих крестьян. Состав городского населения постепенно менялся. Правительство стремилось выселить крестьян, «неправильно» живущих в городах, за их пределы, либо перевести их в мещане.

Постепенно в городах росло число лиц, которые не были причислены к податным сословиям – мещанам и крестьянам и чья сословная принадлежность не была точно определена. Их именовали разночинцами. К ним относились дети духовенства или чиновников, отказавшиеся от карьеры своих отцов, лица свободных профессий: врачи, аптекари, художники. В городах Зауралья проживало немало нижних воинских чинов, находящихся в отставке или в бессрочном отпуске. Совместно с членами своих семей они составляли особую сословную группу, освобожденную от несения податей. В городе жили люди из низших сословий, не включенные в состав городского общества. Это ясачные инородцы, несовершеннолетние калмыки, купленные на пограничных линиях, крепостные крестьяне из Европейской России, отпущенные помещиками на оброк, немногочисленные дворовые, принадлежащие местным дворянам.

После отмены крепостного права и рекрутской повинности принадлежность к сословию перестала иметь определяющее значение. Гораздо важнее были имущественное положение, образование, хорошая профессия. На рынке труда были востребованы пока еще немногочисленные лица с высшим образованием: врачи, юристы, инженеры. Существовал спрос на учителей, техников, специалистов, знающих бухгалтерское, типографское, фотографическое дело. Эти профессионалы часто перебирались жить в города Зауралья, рассчитывая на хорошие заработки. Сюда же стремились попасть торговые агенты фирм, производящих сельскохозяйственную технику, швейные и пишущие машинки, те, кто скупал здесь сибирское масло или налаживал пивоварение.

Особую категорию городских жителей составляли направленные в Сибирь ссыльные. Согласно правительственным распоряжениям часть их размещалась в сибирской Тобольской и в европейской Пермской губерниях. Кроме того, после отбытия части наказания власти могли направить преступников из глухих мест Сибири в небольшие провинциальные города. Ссыльные делились на политических и уголовных. Большая часть уголовных ссыльных, размещаемых в городах, ранее принадлежала к сословиям, не занятым крестьянским трудом. Нахождение ссыльных в городах Зауралья было неоднозначным для местного населения. В городах формировалась криминальная среда, росла преступность, разрушались добрососедские отношения. В то же время многие из ссыльных, особенно политических, отличались высокой образованностью, были энергичными и неравнодушными людьми. Они знакомили местное население с европейской культурой, обучали ремесленным навыкам, не известным в Зауралье, занимались благотворительностью, но все же стремились вернуться на родину.

Постоянно меняли место жительства мелкие приезжие торговцы. Если в разносно-развозной торговле их дела шли удачно, то они оседали в городах рядом с обслуживаемой сельской округой. Однако юридически они могли по-прежнему числиться в той местности, выходцами из которой являлись. Таких торговцев из Европейской России, в основном из бедной нечерноземной Владимирской губернии, именовали по-разному: офенями, владимирцами, вязниковцами, ходебщиками, коробейниками. Со временем самые удачливые из них записывались в состав городского общества. В Кургане часть бывших вязниковцев разбогатела настолько, что пополнила ряды местной предпринимателей верхушки. К ним относились купеческие семейства Бакиновых, Березиных, Дунаевых, Ушаковых, Шветовых. Из числа крупнейших предпринимателей Шадринска Фетисовы, Черепановы, Ушковы, Вагины также имели иногороднее происхождение.

Общая численность горожан Южного Зауралья за столетие существенно выросла. В начале XIX века городское население без местных крестьян в Долматове не дотягивало и до двух сотен. В Шадринске оно было чуть более двух тысяч. Население Кургана немногим превышало 1300 человек. К началу 60-х годов население в Шадринске выросло до 5745 человек, в Долматово с местными крестьянами – до 4197 человек и до трех с половиной тысяч в Кургане. Особенно быстро Курган начал расти после проведения к нему в 1893 году железной дороги. К рубежному 1914 году его население достигло 37820 человек. Долматов и Шадринск отставали от Кургана. Более того, в конце XIX века количество их жителей не только не росло, но иногда сокращалось. Экономически активная часть населения покидала неперспективные города. Так, население Долматова вместе с крестьянами в 1904 году составляло только 4378 человек. Положение отчасти выправилось, когда в 1913 году провели железную дорогу Синара – Шадринск. В 1916 году население Шадринска достигло 16500 человек.

Статистические материалы, особенно для первой половины XIX века, не отличались особой точностью. Официальный учет количества жителей и их сословной принадлежности не всегда соответствовал изменившимся реалиям. Например, свыше 75% населения Долматова составляли крестьяне, которых власти так и не смогли ни перевести в мещане, ни выселить в соседнюю волость. Избегая тяжести городских повинностей, мелкие предприниматели затягивали своё вхождение в мещане. Крупные иногородние предприниматели, напротив, нередко записывались в купечество малых городов, но вовсе не собирались здесь жить. Для них обременительными были размеры повинностей в больших городах.

...