Выгодная перепродажа сельскохозяйственной продукции стала первоначальным источником купеческих капиталов. Горнозаводскому Уралу в больших объемах требовались топленое сало, лошади и хлеб. Сало шло на экспорт – к Петербургскому, Архангельскому и Таганрогскому портам. До начала широкой добычи нефти оно использовалось как смазочное масло и для изготовления свечей. Помимо горных заводов хлеб поставлялся для южных пограничных крепостей и для обмена с казахами. В конце XVIII века крупнейшими предпринимателями-салотопами Урало-Сибирского региона были купцы из города Екатеринбурга. Они нуждались в торговых агентах, знавших положение дел в казахских степях. Для этой роли идеально подходили оборотистые жители Южного Зауралья. Со временем местные предприниматели усилились и перестали нуждаться в опеке Екатеринбурга. Ярмарки стали символами успеха местных торговцев. Так, в Шадринске успешно действовали зимняя Афанасьевская, летняя Петровская и осенняя Михайловская ярмарки. С ними конкурировала, к неудовольствию горожан близкая к Шадринску крупнейшая летняя Ивано-Крестовская ярмарка.

Уже в начале XIХ века независимой от Екатеринбурга стала богатейшая семья Фетисовых. Её глава И.Г. Фетисов был первым шадринским купцом, записавшимся сначала во вторую (1792 год), а затем и в первую (1807 год) купеческую гильдию. Принадлежность к первой гильдии давала право на экспортную торговлю. Фетисовы продавали хлеб, скот, щетину, масло, сало. На вырученные капиталы они в 1822 году организовали изготовление керамических изделий: посуды, игрушек и курительных трубок. Их «завод» стал первым в городе крупным мануфактурным предприятием с машинами для измельчения фарфоровой и фаянсовой массы, приводимыми в действие силой воды. Они же построили первую в Шадринске двухэтажную каменную купеческую усадьбу в классическом стиле с фронтонами и колоннами. Вместе с торговыми лавками она заняла целый квартал в центре города.

Стремительное возвышение Фетисовых трудно объяснить только возможным наличием у них первоначального капитала. Наверное, были и иные причины – этих купцов в погоне за деньгами отличала неразборчивость в средствах. Сохранилась народная молва об изготовлении Фетисовыми «шубных денег», которыми купцы расплачивались при покупке скота у неграмотных степных кочевников. О производстве фальшивых ассигнаций упоминает и Д.В. Мамин-Сибиряк в романе «Хлеб», где описывается легко узнаваемый Шадринск. Но если фабрикация денег осталась недоказанной, то афера Фетисовых с незаконной перепродажей золота в 1826 году была подтверждена документально, что и привело к разорению этого семейства.

Следующие поколения шадринских купцов значительно расширили ассортимент покупаемых и продаваемых товаров. В Зауралье выгодной оказалась не только торговля, но и переработка сельскохозяйственной продукции. В городе и его окрестностях росли шубные, пимокатные, мукомольные и пряничные заведения мануфактурного типа. В середине XIХ века в Шадринске появился винокуренный завод, через полстолетия – фабрика Бутаковых, где изготавливали мешки. Эти предприятия также были построены с учетом сельскохозяйственной специализации края. Благодаря купеческой предприимчивости, к началу XX века центр Шадринска застроился добротными купеческими особняками, каменными лавками и магазинами. В то же время на окраинах города появились неблагополучные районы. Здесь проживало немало низкооплачиваемых наемных работников, недовольных своим материальным положением, склонных к революционным настроениям и криминалу. Такое неблагополучное положение было не только в Шадринске. Ускоренный экономический рост порождал множество социальных проблем.

Основным экономическим конкурентом города на Исети стал расположенный южнее Курган, куда и переселились некоторые шадринские предприниматели. Преимущество Шадринска перед Курганом было временным – его купечество усилилось еще в 20-30-е годы XIX века. Затем наступила очередь успехов Кургана. Единая специализация двух городов на самом выгодном экспортном товаре – топленом сале – порождала неизбежные противоречия. Близость к границе и разница в ценах на зерно создавали ощутимые преимущества для растущего курганского купечества. Закупая товары в сельской местности, торговцы затем везли их на крупные ярмарки. В Кургане действовали три: мартовская Алексеевская, октябрьская Дмитриевская и декабрьская Рождественская.

Верхушка курганского купечества со второй половины XIX века строила крупные современные промышленные предприятия по переработке сельскохозяйственной продукции. В Кургане и близлежащей округе были возведены винокуренный и пивоваренный заводы, паровые мельницы. Курганская мука высокого качества славилась далеко за пределами города. Проведение к городу Великой Сибирской железной дороги еще больше ускорило его экономический и культурный рост. К началу ХХ века Курган стал одним из центров сибирского маслоделия. Здесь располагались правление мощнейшего Союза сибирских маслодельных артелей, закупочные конторы ряда западноевропейских фирм, склад-холодильник «Унион», «Экспортная свинобойня Брюль и Тегерсен», колбасный завод Сорокина и братьев Шелягиных, гидротурбинный завод Балакшина, другие предприятия.

Долматов не обладал большими ресурсами для экономического роста. У некоторых его жителей имелись карликовые торговые и промышленные заведения: лавки и кустарные мастерские (салотопенные, чеботарные, пряничные, другие). Здесь трудились сами хозяева, иногда нанимая одного-двух работников. Объемы такой торговой деятельности или произведённой продукции были невелики. Много больший доход город извлекал из выгод своего расположения. Он находился на оживленном тракте, идущем от пограничных линий через Курган на Екатеринбург. В декабре здесь проводилась крупная Никольская ярмарка, где продавались сотни тысяч пудов замороженной мясной и рыбной продукции. Широкую известность имел также Долматовский Успенский монастырь. В погоне за прибылью местные жители занимались обслуживанием приезжих купцов и паломников.

Именно торговля выделяла динамичный город из патриархального деревенского мира. В Зауралье её развитие во многом зависело от внешних обстоятельств. Ярмарочные и разносно-развозные торговые операции, осуществляемые от случая к случаю, не требовали наличия многочисленного населения и развитой городской инфраструктуры. Поэтому долгое время зауральские города почти не отличались от деревень. Переход от ярмарочной торговли к ремесленному, мануфактурному, а затем и фабричному производству, к магазинной (стационарной) торговле, благоприятствовал развитию городов и изменению их облика.

...