Самой большой по численности являлась группа государственных крестьян. Они платили денежные налоги и несли натуральные повинности непосредственно в пользу государства. При заселении края им предоставлялись льготы, а размер пашни, которую они должны были обрабатывать в пользу государства, был установлен в определенной пропорции к их собственной запашке. Положение крестьян Южного Зауралья было лучше, чем в центре страны. Пока не стояла проблема малоземелья. Подавляющее большинство крестьян жило без власти помещиков. Недавно освоенные земли по Тоболу, и особенно по Исети, давали очень хорошие урожаи.

Однако ряд факторов осложнял ситуацию в Южном Зауралье. Стратегически важное положение края на стыке главных центров Сибири и Урала обусловливало как неизбежность постоянных набегов кочевников, так и военно-административную политику русского правительства по обороне этих территорий, размещение воинских команд, строительство острогов, крепостей и целых линий укреплений. Последнее обстоятельство отвечало, конечно, и интересам крестьян, так как без надежной обороны края от кочевников было невозможно и крестьянское освоение края.

При этом следует учитывать, что правительство проводило военное строительство в данных районах во многом за счет крестьян. Они должны были снабжать хлебом войска, строить укрепления острогов, крепости линий, обеспечивать лошадьми следующих через Зауралье военных, нести воинскую и караульную службу, охранять военные склады, доставлять в крепости боеприпасы.

Часть крестьян правительство перевело в «выписные казаки» по причине недостатка вооруженных сил в Сибири. Жалованья им не платили, а вместо обработки десятинной пашни они должны были со своим ружьем и припасами охранять и строить возводимые линии. При этом их собственное хозяйство приходило в упадок. Крестьяне боролись с подобной практикой разными способами.

В челобитных на имя царя они просили отменить названные выше обязанности. Если это не помогало, то прибегали к другим формам протеста. Так, во время строительства Ново-Ишимской линии выписные казаки Иковской, Салтосарайской, Тебеняцкой и Верх-Суерской слобод отказались выполнять распоряжения офицеров. С помощью регулярных частей удалось заставить пойти «ослушных» казаков на работы. По дороге многие бежали в свои дома от «крайней своей скудости». В 1755 г. их отправка была отменена; заканчивали линию регулярные войска, но другие повинности продолжали лежать тяжелым бременем на крестьянах.

Вторым обстоятельством, во многом объяснившим обстановку на окраинах России, было создание металлургической базы страны на Урале при Петре I. В условиях отсутствия кадров рабочих правительство решило прикрепить (приписать) к работе на заводах часть государственных крестьян Зауралья. Их повинности государству отныне платил владелец завода за работу на нем. Приписные крестьяне работали как на своей пашне, так и на заводе, каждый год совершая переходы иногда в сотни верст.

В 1709 г. крестьяне Багаряцкой и Камышевской слобод, Катайского и Колчеданского острогов, работавшие на Каменских заводах, жалуясь на свое тяжелое положение вследствие набегов кочевников, разоривших их хозяйство, писали Петру I о том, что одним им трудно выполнять всю работу на заводах.

Они напоминали, что раньше вместе с ними работали «на тех заводах, дрова рубили, припасы на пристань Чусовую возили» крестьяне Шадринской, Масленской, Буткинской, Мехонской, Барневской и других слобод, и просили Петра I повелеть им тоже работать.

Причины для недовольства имелись и у монастырских крестьян Южного Зауралья. К 1744 г. их насчитывалось около 3,5 тысячи душ мужского пола. При заселении Зауралья сами крестьяне охотно шли на монастырские земли, зная, что здесь их ждет помощь в неурожайные годы, льготы. Теперь за большую по сравнению с государственными крестьянами помощь надо было расплачиваться большими повинностями – возросшей запашкой монастырских земель.

По мере укрепления безопасности Южного Зауралья на передний план выходят противоречия между различными социальными группами населения края. Государство хотело за счет самой многочисленной категории населения района – государственных крестьян – решить свои основные вопросы. Такая политика правительства вызвала резкое неприятие у крестьянства Южного Зауралья.

Первые крестьянские волнения в нашем крае произошли в 20-е годы XVIII в. В 1722 г. крестьяне, приписанные к Каменским заводам, отказались выходить на работу и просили Петра I, чтобы их отписали от заводов. В 1720-е гг. крестьяне отказались выполнять барщинные работы в селе Воскресенском, владениях Далматовского и Рафайлового монастырей.

Столкновения в крае происходили и между самими крестьянами в форме земельных споров. Так, 23 сентября 1732 г. крестьяне села Воскресенского сказали полковнику Парфентьеву, что группа крестьян Окуневского острога поселилась на острове озера, находившегося в границах села Воскресенского, построив там свои дома, они завели пашни, ловили рыбу, то есть захватили эти земли.

Приказчик села попробовал согнать чужих крестьян с земли, но они даже не стали его слушать, пообещав присланных для слома мельниц «прибить и пристрелить». Через год туда поехал сам полковник А. Парфентьев и потребовал от крестьян Окуневского острога дать подписку в том, что они уйдут в свои земли. Однако крестьяне от дачи подобной подписки отказались наотрез. А. Парфентьев позднее в отписке так обрисовал исход переговоров: «И за такою опасностью на другое место не поехал, чтоб у них меж собою какого убийства не было и сам того от них опасаясь». В конце концов после длительной переписки между Петербургом, Тобольском и Царевым Городищем порядок был наведен. Быстрое заселение Южного Зауралья привело к ожесточенным спорам крестьян за его территорию.

...