Духовную культуру населения Притоболья эпохи раннего железного века в основном можно охарактеризовать по погребальным памятникам и предметам, связанным с ритуальными представлениями.

Погребальные памятники, представленные одиночными курганами и курганными могильниками, обычно располагались неподалеку от поселений, так как они выполняли также роль маркеров территории, которые можно обозначить как «земля предков». В каждом кургане могло располагаться от одного до нескольких погребений, которые сооружались позже вокруг центральной могилы. Для населения Притоболья характерно захоронение умерших вытянуто на спине, головой на север. Причем в южных районах Притоболья встречено прихоранивание умерших в уже готовый курган эпохи бронзового века, в результате чего насыпь кургана досыпалась. Скорее всего, курганный способ погребения на территории Среднего Притоболья был заново восстановлен под влиянием степных кочевников и новой социальной ситуации, которая в частности спровоцировала значительное увеличение размеров курганных насыпей.

Наиболее значимые могильники и погребения сакской культуры располагаются на территории Казахстана, где были их основные кочевья и, собственно, располагалась знать. Найденные захоронения на территории юга Среднего Притоболья (могильник Сибирская яма) позволяют предполагать, что данная территория использовалась для сезонных (летних) кочевий. Захоронения совершались в основном в небольших курганах и в неглубоких узких могильных ямах. Погребальный инвентарь состоял из единичных бронзовых предметов сбруи, керамических сосудов, наконечников стрел, бронзовых ножей. В отдельных случаях в могилу могли быть уложены и ритуальные предметы (бронзовые зеркала и каменные жертвенники-курильницы). Интерес представляет погребение, в котором умерший был захоронен без инвентаря, но имел специфическое строение черепа, измененное с помощью специальной прижизненной кольцевой деформации. Подобного рода деформации являлись признаком достаточно высокого статуса умершего, и, вероятно, дополнительных показателей этого в виде особых предметов инвентаря в данном случае не требовалось.

Представления, связанные с курганами и погребальным обрядом, у населения раннего железного века были достаточно традиционны и в силу общих иранских корней этих племен с населением эпохи бронзы имели много схожего. Как и в эпоху бронзы, курганы раннего железного века население лесостепной территории стремилось строить на возвышенностях, либо на открытой, хорошо просматриваемой местности. Так, например, практически весь могильник Дачный-2 расположен на самом краю высокой террасы над поймой. Это объясняется восприятием кургана не только как маркера занимаемой племенем территории, который должен быть виден издалека, но и в качестве родового или племенного святилища, которое должно располагаться как можно ближе к небу. Сакральность кургана подчеркивалась и самой насыпью, символизирующей центр мира в виде мировой горы. Захороненные в кургане члены рода или семьи автоматически воспринимались как предки-покровители.

Погребальный обряд полностью воспроизводил социальную систему, существующую в обществе, о чем свидетельствует состав погребального инвентаря, усилия, затраченные на сооружение кургана и проведение посмертных обрядов. Наряду с небогатыми захоронениями в небольших курганах с более или менее скромным набором погребального инвентаря, характерным, по всей видимости, для рядового населения, выделяются богатые погребения под крупными курганами. Среди них наиболее показательны захоронения под огромными курганными насыпями, так называемыми «царскими курганами», которые могли составлять 50-100 метров в диаметре и 3-10 метров в высоту. Примером может служить Царев Курган, который располагался в районе современного микрорайона Энергетики г. Кургана. Он дал название областному центру, а на его вершине еще в прошлом веке не только стояла часовня, но и проводились народные гуляния. К сожалению, многие из таких курганов неоднократно были ограблены как в древности, так и в более позднее время. По этой причине реконструкция погребального обряда проводится в основном по остаткам, которые удалось зафиксировать в погребении. Но даже они показывают большое внимание, которое уделялось организации подобных захоронений.

В процессе сооружения таких курганов умершему стремились оказать все возможные почести: в могилу могли установить деревянный помост, пол устилали кошмой, проводились ритуальные очищения погребальной площадки, могилы и умершего огнем или мелом, самого умершего могли оборачивать берестой, приносились в жертву животные (бараны, лошади). Над погребением сооружали погребальную деревянную конструкцию в виде массивного (иногда в несколько ярусов) деревянного перекрытия (могильник Дачный-2, Озерное-1) или шатровой конструкции, как в могильниках Шмаковский и Царев Курган.

В погребение, помимо заупокойной пищи, укладывались предметы, которые должны были подчеркнуть прижизненный статус умершего и могли пригодиться ему в загробной жизни. Среди таких были разнообразные предметы вооружения (копья, мечи, кинжалы, луки, колчаны со стрелами), бронзовые котлы, доспехи, украшения и посуда из драгоценных металлов, в том числе изготовленные в мастерских Причерноморья, зеркала, ритуальные предметы, изделия в зверином стиле, предметы повседневной жизни (ножи, пряслица).

До или после сооружения центрального погребения площадку, где располагалась могила, окружали кольцевым, чаще замкнутым рвом. По числу захороненных в кургане людей рвов могло быть несколько. Ров также ограничивал территорию, внутри которой дальше сооружалась земляная конструкция из пластов дерна (собственно курган), приуроченная непосредственно к центральному погребению. Рвом очерчивалась граница между мирами живых и мертвых, внутри него находится сакральное пространство, принадлежащее захороненным там людям. Приходя на курган, человек может попасть в мир духов и пообщаться с ними, попросить о чем-либо. Тем самым курган приближается по значению к святилищам. О сакральном восприятии рва говорит и его форма: в большинстве случаев в виде круга – солярного символа. При этом рвы могли достигать значительных размеров: до 13 метров в ширину и около 1 метра в глубину. Рвы могли дополняться валами, тем самым сближая восприятие кургана не только как святилища, но и как укрепленного городища – царской резиденции. Сооружение самого кургана было достаточно трудозатратным, если учитывать размеры насыпей и то, что они складывались из кирпичиков вырезанного дерна. Поэтому чем крупнее курган, тем значимее человек в нем похоронен.

Все это может свидетельствовать о том, что загробный мир воспринимался как настоящий, причем это касалось как повседневной жизни и занятий, так и социального статуса, который будет у погребенного после смерти. Чем значимее при жизни был человек, тем больше и разнообразнее был сопровождающий погребальный инвентарь.

Это относилось к умершим вне зависимости от их пола и возраста. Даже в детские погребения, например, саргатской культуры, обязательно укладывали вещи, которые должны были подчеркнуть статус ребенка. Дети хоронились так же, как взрослые – с напутственной пищей, украшениями, предметами быта или оружием (это мог быть даже один наконечник стрелы или железный нож), любимыми игрушками. Комплекс погребального инвентаря всегда зависел от обстоятельств жизни ребенка и его статуса. Так, в погребении могильника Озерное-1 умерший мальчик-подросток был захоронен с украшением из бусин, колчаном стрел, который подвешивался на колчанный крючок, и железным ножом. Все это должно было подчеркнуть то, что он уже не только практически мужчина, но мужчина-воин. Женщины и девочки-подростки также хоронились с предметами, которые подчеркивали их основные занятия: разнообразные украшения (бусины, в том числе импортные, из стекла, драгоценных и полудрагоценных камней, украшения из драгоценных металлов и бронзы), заупокойная пища, предметы женского быта (пряслица, косметические принадлежности, сумочки, импортная ткань), ножи. При этом если женщине, помимо основного комплекта, клали оружие в могилу (наконечники стрел и мечи, кинжалы), то она могла быть участником военных столкновений. В тех случаях, когда в погребении присутствовали ритуальные предметы, такие как зеркало, курильница, жертвенник, то женщина при жизни могла быть связана с выполнением каких-то религиозных обрядов.

Культовые предметы в погребениях свидетельствуют о наличии специфических религиозных представлений населения эпохи раннего железного века. Так, например, каменные столики-жертвенники связываются с представлениями о ритуальной роли татуировки или раскраски тела для проведения обрядов, так как на столиках находили следы растирания краски, либо для воскурения ароматических веществ в обрядовых целях и др. Зеркала издавна воспринимались не только как женский предмет, но и как вместилище души умершего человека, поэтому иногда зеркала находят в погребении намеренно сломанными или перевернутыми. Глиняные сосудики-курильницы, судя по следам, могли использоваться для окуривания в целях очищения, в том числе могилы и умершего при погребении.

Практически каждый предмет в древности и не только в захоронении имел несколько значений, одно из которых могло быть связано с религиозными представлениями. Например, случайно найденный у с. Казак-Кочердык Звериноголовского района бронзовый кинжал-акинак почти полностью был покрыт гравированными изображениями разнообразных животных. Причем расположение рисунков, в том числе практически на лезвии, может свидетельствовать о том, что кинжал, скорее всего, использовался в ритуальных целях.

Данный кинжал представляет собой также яркий пример распространенного в ранний железный век специфического вида искусства, называемого звериным стилем. Изображения животных в различном исполнении: объемные изделия-фигурки, гравированные изображения на кости и бронзе, а также отлитые из бронзы или драгоценных металлов – украшали разнообразные предметы (оружие, украшения, поясная и сбруйную гарнитуру), придавая им дополнительный сакральный смысл.

Другим примером искусства могут служить изображения человека на глиняных сосудах саргатской культуры, часть из которых, вероятно, также связана с религиозными представлениями, так как орнамент на керамике редко носил случайный характер.

...